"Два дракона: Китай и Япония" >>


День основания государства

Все описанное выше – отнюдь не литературный прием, не журналистская метафора. Все это произошло на моих глазах 11 февраля 1967 года. Роль мифического императора Дзимму исполнил бывший полковник императорской армии Сабуро Иосикава, тогдашний мэр города Касивара, на собственные деньги обрядивший подчиненных ему служащих в доспехи воинов древнего племени ямато.

Пока мэр, загримированный под Дзимму, излагал свое политическое кредо перед толпой, «воспитание в духе самурайского кодекса чести» по соседству демонстрировалось на практике. Молодчики из ультраправых экстремистских организаций на шестнадцати грузовиках подъехали к месту, где шел профсоюзный митинг против только что возрожденного «Дня основания государства», и принялись избивать его участников.

Выходит, что мэр города Касивара не столько устроил маскарад, сколько сорвал маску с одиозного праздника, из-за которого в послевоенной Японии многие годы бушуют страсти. На первый взгляд может показаться странным, что темой ожесточенных столкновений между прогрессивными и реакционными силами стала область легенд и преданий, отдаленных от современности почти на 27 веков. Тем не менее, это так.

Демократическая общественность Японии с 60-х годов упорно сопротивляется попыткам возродить запрещенный после разгрома милитаризма праздник и считать 11 февраля 660-го года до нашей эры Днем основания японского государства.

Праздник, отмечавшийся вплоть до капитуляции Японии под именем «Кигенсецу», оставил о себе недобрую память. Народу внушали, будто божественное предназначение Страны восходящего солнца – собрать «восемь углов мира под одной крышей». Именно так был назван каменный монумент, воздвигнутый на юге Японии в 1940 году, когда шумно отмечалось «2600-летие восшествия Дзимму на престол».

В том же самом году правители Японии подписали «тройственный пакт» с Гитлером и Муссолини, объявили о роспуске всех партий и профсоюзов. А после удара по Перл-Харбор принялись сколачивать пресловутую «Сферу сопроцветания великой Восточной Азии», то есть превращать в колонии своих азиатских соседей.

За шовинистический угар, за алчные планы господства над Азией пришлось расплачиваться дорогой ценой. Война, начатая на тихоокеанских просторах, приблизилась к берегам самой Японии. Пришлось делать ставку на пилотов-смертников – «камикадзе», в надежде на то, что они подобно Божественному ветру (по-японски – камикадзе) разметавшему флот внука Чингисхана – Хубилая в XIII веке избавят страну от вторжения чужеземцев. Так от культа императора Дзимму с его девизом «восемь углов мира под одной крышей» военщина довела страну до культа самоубийств.