"Два дракона: Китай и Япония" >>


Утраченная монополия

Но тут произошло событие, которое остудило пыл пентагоновских стратегов. 3 сентября 1949 года американский бомбардировщик Б-29, совершавший патрульный полет над северной частью Тихого океана, обнаружил повышенную радиоактивность в верхних слоях атмосферы. Проверка данных не оставила сомнений: несмотря на раны войны, советский народ сумел создать собственное атомное оружие всего на четыре года позже американцев.

«Что же нам теперь делать?» – такими словами, выражавшими растерянность и смятение, прореагировал на такую весть Трумэн. Почти три недели Вашингтон даже не решался сообщать об этом, опасаясь вызвать панику среди американцев. Впрочем, ответ на риторический вопрос президента скоро определился. Как можно быстрее заиметь водородную бомбу, дабы вернуть США возможность шантажировать СССР.

Но 20 августа 1953 года ТАСС сообщил: «На днях в Советском Союзе в испытательных целях проведен взрыв одного из видов водородной бомбы». 4 октября 1957 года в Белом доме вновь пережили шок. Советский Союз первым в мире вывел на орбиту искусственный спутник. Это означало, что Москва располагает ракетами межконтинентальной дальности, так что США больше не могут рассчитывать на географическую неуязвимость.

Уповать на атомную бомбу, как на козырного туза, видеть в ней залог американской гегемонии в мире – ради этого вашингтонские стратеги, подобно азартным игрокам, вновь и вновь повышали ставки в игре. Утратив монополию на атомную бомбу, ухватились за водородную. Потом сделали ставки на ракеты с разделяющимися головными частями, потом – на милитаризацию космоса. Именно Вашингтон начинал каждый новый виток ядерной гонки.