"Два дракона: Китай и Япония" >>


Кулинария как часть медицины

В духовной культуре народов Дальнего Востока не существует четких рубежей между религией, философией и наукой. Подобным же образом неразрывно связаны между собой китайская медицина и не менее прославленная китайская кулинария.

Все наиболее экзотические блюда в Поднебесной вроде супа из ласточкиных гнезд, акульих плавников, маринованных личинок пчел, оказывают омолаживающий, тонизирующий эффект, улучшают зрение и слух, повышают мужскую потенцию.

Помню как на правительственных банкетах в Пекине 50-х годов премьер Чжоу Эньлай шутил по поводу моего преждевременного пристрастия к акульим плавникам и советовал есть их, когда мне будет не 30, а 70 лет.

На протяжении нескольких тысячелетий китайская кулинария (как кушанья, так и напитки) развивалась как составная часть не менее известной в мире китайской медицины.

Китайские врачи издавна используют алкоголь для накопления и сохранения лечебной силы различных органических веществ, будь-то лекарственные растения или такие элементы животного мира, как рог носорога, кости тигра, панты оленя, личинки пчел и муравьев.

Пожалуй, самый экзотический способ использовать алкоголь в лечебных целях я испробовал в южно-китайском городе Кантоне. Там находится известный во всей юго-восточной Азии ресторан «Царь змей». Едва переступив его порог, видишь фарфоровую бочку с рисовым вином, в котором плавают змеи. Официанты зачерпывают этот напиток кувшинами и разносят на столы посетителей. Каждое утро в вино бросают три вида живых ядовитых змей. И уже к вечеру такой настой обретает целебные свойства.

Принимая меня как почетного гостя, хозяин осведомился о моем здоровье. Спросил, хорошо ли я сплю, не мучает ли ломота в суставах, не ухудшается ли зрение. И выбрал из множества расставленных на полках настоек ту, которую счел наиболее подходящей для меня.

Отведать этот напиток довелось тоже экзотическим путем. На стол поставили прозрачную миску с живыми креветками, и вылили на них настойку. Креветки неистово заметались, но вскоре затихли. Тогда их надо было съесть сырыми.

Затем меня угостили блюдом «битва тигра с драконом», которое готовится из кошки и кобры. Кульминация обеда наступила, когда к столику подошел повар с клеткой, где ползали три ядовитых змеи. Мне пояснили, что медики считают змеиную желчь эликсиром молодости и здоровья. Причем самое лучшее, – отведать желчь только что извлеченную из живой змеи.

Повар уселся на корточки, вытащил из клетки кобру. Правой рукой прижал к полу ее голову, а левой – хвост. Змея натянулась между его расставленными коленями. Сверкнув ножом, он сделал надрез, запустил в змеиное тело палец, и извлек из него нечто похожее на маслину. Это был желчный пузырь кобры. Операция была ловко повторена с двумя другими ядовитыми змеями. Три «маслины» прокололи иглой и выдавили темную жидкость в рисовое вино. Причем оно из золотистого тут же стало изумрудно-зеленым.

Считается, что змеиная желчь повышает способность к импровизации, поэтому известные музыкальные коллективы специально посещают ресторан «Царь змей» перед записью своего очередного диска.

Вспоминаются и другие примеры. Однажды губернатор провинции Шаньдун угощал меня зажаренными в кипящем масле скорпионами. Даже человеку, привыкшему к дальневосточной экзотике, есть этих членистоногих с задранными хвостами было нелегко. Но когда я узнал, что жареные скорпионы предупреждают появление глаукомы, разжевал с полдюжины. Оказалось – ничего страшного! На вкус вроде плавников от поджаренной плотвы.