"Два дракона: Китай и Япония" >>


Пять драконов в одной упряжке

Итак, Великий китайский канал некогда родился как «Река податей». Но главный поток речных перевозок составляет нынче уже не зерно, а грузы для промышленности, и прежде всего каменный уголь. Страна думает о водном пути еще более великом – о том, чтобы соединить главные реки центрального, северного и южного Китая, взять в одну упряжку Янцзы, Хуанхэ, Чжуцзян, Хуайхэ, Цянтаньцзян. Тогда их бассейны сомкнулись бы в широчайшую сеть водного транспорта, охватывающую одиннадцать провинций – больше половины страны – причем самую населенную и освоенную ее часть. Это сделало бы Пекин портом всех трех морей, омывающих Китай.

Китайцы – гидротехники от природы. Их колыбелью была грозная Хуанхэ, их национальный характер сформировался в сопротивлении буйствам Желтой реки. Лишь став свободным и сознательным хозяином собственной судьбы, люди поставили перед собой цель: подчинить водную стихию воле человека.

Окаменевшее войско

Принято считать, что Великая Китайская стена – единственное творение человеческих рук, заметное даже из космоса. Повидав на своем веку немало чудес света, я убедился, что «Ваньли чанчэн» – «Великая стена длиной в десять тысяч ли» (6600 километров) действительно занимает одно из первых мест среди мировых достопримечательностей.

Строить Великую стену начал основатель Поднебесной Цинь Шихуан. В 221 году до нашей эры, он впервые создал централизованное государство из семи враждовавших княжеств и провозгласил абсолютную власть императора.

Дабы продемонстрировать ее, Цинь Шихуан затеял грандиозную стройку. Он задумал возвести стену, которая оградила бы его владения от набегов кочевников с севера и запада. Для этого по приказу императора из каждой семьи было мобилизовано по два человека. Более 700 тысяч строителей целое десятилетие занимались непосильным трудом, от которого каждый пятый из них погиб. Так что одно из чудес света поистине возведено на костях.

При Цинь Шихуане Великая стена протянулась на запад от Бохайского залива на 3 тысячи километров. Ее началом служит Шаньхайгуань («Застава между горами и морем»). Зубцы стены поднимаются там буквально с морского дна. Сторожевые башни возводили на расстоянии двух полетов стрелы. Так что любой участок стены простреливался лучниками с этих бастионов. От одной башни до другой по дну ущелий или по склонам гор клали каменную стену высотой в шесть и шириной в четыре с половиной метра. По ее гребню могли проехать по шесть всадников в ряд. Система костровой сигнализации позволяла мгновенно передавать от башни к башне весть об опасности.