"Два дракона: Китай и Япония" >>


Конфуций в центре Пекина

Как древняя философия помогает современному процветанию

Площадь Тяньаньмэнь в центре китайской столицы – поистине историческая святыня для жителей Поднебесной.

Она расположена перед одноименными южными воротами бывшего императорского дворца.

Именно на древней башне ворот Тяньаньмэнь (то есть Ворот небесного спокойствия) находились руководители победившей революции, когда 1 октября 1949 года Мао Цзэдун провозгласил рождение Китайской Народной Республики.

В память об этом событии на башне Ворот небесного спокойствия всегда висит портрет председателя Мао и лозунги: «Да здравствует Китайская Народная Республика», «Да здравствует великое единство народов мира». А изображение этих ворот красуется на государственном гербе КНР.

Работа над ошибками

В последующие годы площадь перед входом в императорский дворец украсилась новыми архитектурными доминантами. На ее западной стороне появилось здание Всекитайского собрания народных представителей, то есть парламента КНР. А с востока ее обрамлением стали Музей революции и Мавзолей Мао Цзэдуна. Центр площади украсила вертикальная каменная плита памятника Народным героям. Рядом установлен флагшток, на котором каждый день торжественно поднимают государственный флаг КНР.

И вот на восточной стороне площади Тяньаньмэнь, то есть перед фасадом Музея революции, появилась бронзовая статуя Конфуция – первая достопримечательность в центре Пекина, не связанная с революционной историей.

Уместно заметить, что, придя к власти, китайские коммунисты отнеслись к конфуцианству иначе, чем большевики к Русской православной церкви. На то были свои причины. Прежде всего конфуцианство – не столько религия, сколько этическое учение, духовный стержень национального менталитета. С именем философа, жившего 25 веков назад, связаны такие понятия, как культ старины и культ учености, заветы соблюдать иерархию и стремиться к гармонии.

Проявляя уважение к великому мыслителю прошлого, китайские коммунисты были вправе рассчитывать на конфуцианское отношение к своей власти. Лишь в мрачные годы «культурной революции» хунвэйбины разбили кувалдами надгробную плиту на могиле Конфуция в провинции Шаньдун.

В 1984 году в КНР был приглашен председатель Общества советско-китайской дружбы академик Тихвинский. Уверен, что в 1984 году пекинские власти отнюдь не случайно включили в маршрут, приглашенных в Китай руководителей Общества Советско-китайской дружбы, родину Конфуция. Показывая нам надгробье, расколотое хунвэйбинами, руководитель провинции Шаньдун сказал:

– Ничто так не нарушало национальные традиции Китая, как надругательство над прошлым. Ничто так не противоречило здравому смыслу, как ссора Мао Цзэдуна и Хрущева. Пусть же все это останется позади!

А в мае 1989 года мне довелось быть свидетелем того, как лидеры двух великих соседних государств пожали друг другу руки со словами: «Закрыть прошлое, открыть будущее!». Как видно, неспроста за пять лет до этого двух московских китаистов отправили именно туда, где родился и был похоронен Конфуций.