"Два дракона: Китай и Япония" >>


Госкомитет планирования семьи

Цель нынешней демографической политики Пекина – удержать к 2050 году численность населения Китая в пределах полутора миллиардов человек, когда по статистическим прогнозам рост должен прекратиться. Решением данной задачи непосредственно занимается Государственный комитет по делам планирования семьи. Он действует на правах министерства и имеет несколько сот тысяч штатных сотрудников. Пожалуй, лишь гунаньцзюй (управление общественной безопасности – аналог советского КГБ) имеет столь же разветвленную всеохватывающую структуру.

Уполномоченные комитета действуют на всех уровнях, вплоть до волостей. Женщины детородного возраста обязаны ежемесячно проходить у них медосмотр. Комитет руководит производством противозачаточных средств, которые бесплатно раздаются малоимущим семьям. Он также оплачивает матерям расходы, связанные с абортами.

За демографические показатели персонально отвечает губернатор провинции и главы местных администраций. Так что без жестких мер с их стороны дело не обходится. Против нарушителей девиза «Одна семья – один ребенок» применяют как административные, так и экономические санкции. Тружеников государственных предприятий и учреждений могут уволить с работы, исключить из партии, лишить внепланового ребенка права на бесплатное образование и лечение.

Если у молодоженов родилась дочь, это не вызывает радости. Ведь по конфуцианской традиции именно сын должен обеспечить достойную старость отцу и матери. Четыре года спустя родителям девочки разрешают произвести на свет еще одного ребенка. Но при условии, что после этого отец будет согласен на стерилизацию. Ей ежегодно подвергают несколько миллионов мужчин, это почти половина подобных операций в мире.

В результате таких жестких, порой даже жестоких мер за тридцать минувших лет удалось снизить естественный прирост населения КНР с 26 до 8 человек на тысячу. Впрочем, для более чем миллиардной страны это означает 8 миллионов дополнительных «человеко-ртов» ежегодно.

Никогда не забуду своего ровесника-китайца, который разрыдался, услышав мой неуместный вопрос: сколько у него внуков. Ведь и ему, и его сыну было разрешено иметь лишь одного ребенка…